ТЕЛОСОФИЯ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ЦЕЛЕВОЙ ДЕТЕРМИНАЦИИ
ВРЕМЯ, ВРЕМЯ, ВРЕМЯ...

Юнг и юнгианцы об алхимии

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Юнг и юнгианцы об алхимии

Сообщение автор ЛУ в 2015-06-16, 23:04

Юнг и юнгианцы об алхимии.


Юнговская работа над алхимией была фундаментом для создания его зрелой психологической теории.   Исследование алхимии привело Юнга к тому, что он увидел в ней фундаментальный источник, основание и подтверждение своей психологии бессознательного.

Его  размышления об алхимии не носили систематического характера. Развитие его идей похоже на мозаику открытий, разработок и синтеза его текущего изучения бессознательного и параллелей с алхимическими теориями.

По мере углубления размышлений Юнг понял, что если заниматься бессознательным, то это приводит к психическим изменениям.  Его исследования алхимии подвели его к пониманию бессознательного как процесса. Психика может трансформироваться в позитивном направлении через контакт между Эго с содержаниями бессознательного. Этот процесс развития можно видеть  в снах и фантазиях человека, и он оставляет следы в нашей коллективной жизни в различных религиозных системах и их меняющихся символических структурах. Через исследование этих коллективных трансформационных процессов и понимание алхимического символизма Юнг пришел к центральной концепции своей психологии - процессу индивидуации.

Юнг установил параллели между алхимическими процессами, изображенными в «Розариуме», и психологическими проблемами противоположностей, переноса и конъюнкции.

Именно  в школе Юнга был инициирован процесс   психоаналитической трансформации личности по полной аналогии с алхимическим  процессом, что мы и видим в ниже представленном тексте.
 Термины, которые присутствуют  в тексте, такие как  индивидуация,  трансформация,  персонификация  -  эти понятия надо относить к психоаналитической  трансформации  человека,   построенного  по образцу алхимического процесса трансформации.
 

Доктор Юнг, обратившись к  изучению алхимии, почувствовал, что соприкоснулся с чем-то, способным увести его в глубины. Этим, по мнению фон Франс, отчасти объясняется, почему алхимия вызывает у многих раздражение, ибо она ставит перед людьми  вопросы, которые они пока не могут решить. «Алхимия возвращает нас к самим себе, побуждая смиренно описывать явления в соответствии с существующим знанием».

Важна роль алхимической символики, которая содержит, во-первых, совокупность архетипических символов с минимальной персонификацией, во-вторых, множество материальных символов, сформировавшихся на основе образов, которые хранятся в бессознательном.
Алхимики, подобно современным физикам, руководствовались тем, что все материальные феномены берут начало в первичном материале. Его поиск составил их основное «чародейство» fascmosum, ибо с ним связано представление о том, что открытие первичного материала позволит постичь тайну божественного устройства космоса.

Кроме того, бессознательная психика и материя существовали нераздельно; религия, магия и естественные науки еще не отделились друг от друга. Мы имеем дело с первоначальной ситуацией, в которой все способы и категории, с помощью которых люди наблюдали внешнюю и внутреннюю природу, существовали в недифференцированном виде. Человек рассматривал природу как целое и, в поисках истины, создавал рабочие гипотезы.

В отличие от другого символического материала, который неизменно подвергался корректировке, заключения алхимиков отражали спонтанные, нескорректированные впечатления бессознательного при незначительном вмешательстве со стороны сознания. Поэтому отрадно обнаружить, что эти данные спонтанной деятельности алхимиков имеют сходство с некоторыми результатами деятельности бессознательного современных людей, которые в своих научных взглядах непредвзято и сдержанно наблюдают явления, не делая поспешных умозрительных заключений, и тем не менее получают весьма сходные результаты. Так называемый нетенденциозный подход характерен как для алхимии, так и для аналитической психологии.


Воскресение

В основе рассматриваемых  алхимических текстов, по мнению фон Франс, лежат  наивные представления о том, что проблема воскресения каким-то образом связана с вопросом материи; если существует первичная материя, которую можно превратить в нечто иное, то она является вечной и не может быть подвержена распаду.   Идея индивида заключена в неразложимой и потому бессмертной его сущности, поэтому, глубоко размышляя о вечных вещах, человек приходит к тайне воскресения, бессмертия и сотворения богом мироздания.

Этим объясняются также исследования алхимиков первичного состава космической материи и тот огромный эмоциональный стимул, который испытывал человек в своем стремлении к бессмертию, а также то, каким образом осуществлялась проекция процесса индивидуации  на данную проблему.


Символизм сосуда алхимиков


 Герметизированный сосуд алхимиков (Меркурий, символизирующий дух, заключенный в темницу материи) можно сравнить с психологической интровертной установкой, которая является резервуаром трансформаций установок и эмоций.

Сосуд алхимиков символизирует препятствие выходу содержимого наружу. Это согласуется с основным подходом интроверсии, который блокирует проекции на внешний мир. По мнению фон Франс, необходимо развеять – заблуждение, согласно которому причина наших невзгод лежит вне человека, и рассматривать внутренние события. Таким образом, мы осуществим «удушение» mysterium бессознательного. Нам неизвестно, что представляет собой бессознательное, но мы подавляем его проявления концентрированным воздействием, с помощью которого блокируются различные формы проекции и придается интенсивность развитию психологического процесса.

Разумеется, рассматривая внутреннее человека, мы имеем в виду не только эго, которое «стремится совершить побег», а целостное его существо. Это настолько болезненный процесс, что все мы стремимся спастись от него бегством.
Юнг, ссылаясь на различные тексты, показывает, каким образом отражается процесс проекции. Юнг говорит о том, что миф об ангелах,  об Адаме или космической аниме в оковах материи  в результате грехопадения  изображает момент проекции анимы на материю. Это означает, что на сознательном уровне поиск символа  Самости осуществляется в сфере материи. Поиск бессмертия — это фактически поиск сущности человека, которая неподвластна смерти, той важнейшей части человеческого существа, которую можно сохранить. Таким образом, можно сказать, что стремление к бессмертию, поиск  вечного в человеке лежит в основе алхимии.

Это стремление существовало практически до XVII века со всеми позднейшими теориями эликсира жизни, фармакона (греч. pharmakon) жизни и т.д. Говоря языком современной психологии, нечто бессмертное, способное пережить смерть, можно определить как один из аспектов Самости, как стремление обрести свою вечную сущность.


Трактат «Восходящая Аврора»,   как считает  доктор фон Франц,  замечателен  прежде всего потому, что содержит множество разнообразных цитат из Библии и предшествовавших ему трактатов по алхимии.

Доктор фон Франс предполагает, что автором текста мог быть Фома Аквинский, и ей кажется, что исходным материалом для «Восходящей Авроры» послужили записи последнего семинара Святого Фомы.

Далее доктор фон Франс приводит три стадии Делания, описанные в трактате.

Вначале, воспарив над землей, автор видит черную тучу, которая закрыла все. Известно, что в алхимии черная туча символизирует состояние так называемого nigredo, помрачения, которое нередко возникает на начальном этапе алхимического процесса. При дистилляции вещество испаряется и в течение некоторого времени ничего нельзя разобрать, кроме какого-то бурления или облака. Алхимики сравнивали это состояние с землей, покрытой черной тучей.

В языке древних авторов слово «туча» имело двойной смысл. Частичное затемнение сознания или бессознательное иногда сравнивалось с тучей. В древности появилось множество алхимических трактатов, в которых говорилось о том, что найти свет божий можно только после выхода из мрачной тучи бессознательного, которая поглощает людей. В христианской традиции тучи вызывает дьявол. Однако слово «туча» можно обнаружить и в древних медицинских трактатах, в которых оно употребляется в положительном смысле и обозначает непознанную сторону божества, способного поставить в тупик любого человека.

Состояние нигредо (nigredo — депрессии),  в алхимии  персонифицированная  проекция темной, неизвестной стороны личности, «первобытной, естественной личности, для которой характерна неоднозначная целостность.   В нашем восприятии естественный человек — это не только искренний человек, но и человек, который не вписывается в традиционные представления и во многом руководствуется своими инстинктами.
 
 Используя греческий трактат по алхимии, доктор фон Франс попыталась объяснить, что именно искали алхимики.

В своих трактатах алхимики обычно отмечают, что на стадии перехода от нигредо (nigredo) к альбедо (albedo) им приходится прилагать значительные усилия и претерпевать многие лишения. Эта стадия считается самой трудной; затем все идет намного легче. Нигредо (nigredo) (мрак, ужасное состояние депрессии и отчаяния) необходимо компенсировать за счет тяжкого труда алхимика, который, в частности, заключается в непрерывном процессе промывки. Непрерывный процесс перегонки преследует только одну цель — очищение, так как после выпаривания металл осаждается в другом сосуде; при этом удаляются более тяжелые вещества.

С психологической точки зрения, говорит фон Франц,  первой стадии алхимического процесса соответствует первый и самый трудный этап психоаналитического процесса, на котором необходимо «отмыть Венеру», т. е. подвергнуть критическому анализу проблему любви, «отмыть Марс», т. е. подвергнуть критическому анализу проблему агрессивности и т. д. Все многообразие инстинктивных влечений и их архетипического фундамента, как правило, проявляется на начальном этапе в форме «земных» помех, т. е. в форме проекций; человек может любить или ненавидеть, например, сурового начальника, поскольку не знает, как от него защититься.

Белизна предполагает абсолютное очищение; она неуязвима для грязи. Пользуясь терминологией, доктор фон Франц, называет этот процесс устранением проекций. Но устранение проекций — это очень сложная и трудная задача, потому что она не сводится к простому пониманию того, что мы осуществляем проекцию, которая якобы гарантирует, что в дальнейшем мы не будем этого делать. Чтобы предотвратить возвращение проекций, необходимо пройти длительный процесс внутреннего развития и осознания. После устранения проекций исчезает дестабилизирующий эмоциональный фактор.

Когда проекция действительно устранена, человек успокаивается, обретает способность объективно рассматривать события. Теперь он может не только объективно и спокойно рассматривать конкретную проблему или фактор, но и в известной мере практиковать активное воображение без постоянного эмоционального напряжения и неразберихи. Это состояние соответствует стадии альбедо (albedo). На этой стадии впервые достигаются покой, объективность и философская отрешенность. Человек способен стоять на вершине горы и бесстрашно взирать на бушующую внизу бурю.

Стадии алхимического процесса точно соответствуют аналитической и синтетической стадии психоаналитического процесса. Стадия альбедо (albedo) замечательна тем, что трудная часть работы осталась позади, поэтому алхимикам теперь остается лишь поддерживать огонь (процесс).  И тем не менее процесс перехода от нигредо (nigredo) к альбедо (albedo) повторяется многократно.

В психоаналитическом процессе, говорит фон Франц,  мы часто отходим от волнующей нас проблемы, обретаем душевный покой и целостность, полагая, что худшее осталось позади. Но проходит три недели и все начинается сначала, как будто ничего не было достигнуто. Для закрепления опыта и достижения конечного результата приходится много раз повторять весь процесс перехода от одного состояния к другому.

Этот процесс может быть и кратковременным и длительным, потому что, как отмечает доктор Юнг, человек не решает конфликты, а просто перерастает их масштабы.

Автор трактата может лишь перерасти ее масштабы в процессе внутренней трансформации. Этот процесс предполагает бесконечное возвращение к одной и той же проблеме. Число возвращений символизирует эволюционное развитие. Продолжить внутреннее развитие он сможет лишь тогда, когда восстановит душевное равновесие, если ему хватит на это времени.

В тексте появляется идея вечной жизни. Когда человек воскреснет, он обретет способность проникновения.
Высшая цель воскресения мертвых, как полагали египтяне, заключалась в обретении способности свободно принимать любую форму, перемещаться в материальном мире и проходить сквозь все преграды. Это напоминает способность призрака проходить сквозь закрытые двери и принимать по своему желанию любой облик.

Алхимики соединили эту идею со своим представлением о философском камне, которая заключается в том, что человек несет в себе божественную, бессмертную сущность, для которой не существует никаких материальных преград. В основе этого представления лежит ощущение того, что за порогом смерти жизнь не останавливается.

В основе такого переживания лежит связь индивида с Самостью, ибо Самость начинает оказывать определенное воздействие на других людей. Как только у индивида появится намерение оказывать такое воздействие, оно обычно реализуется. Разумеется, воздействие может быть реализовано и непреднамеренно. При наличии внутренней связи с Самостью индивид способен постигать или проникать сквозь (penetrate) любые жизненные преграды.

Поскольку он не увязает, не «зацикливается» — как мы сейчас выражаемся — в них и шествует «по жизни свободно. Это означает, что существует некое, сокровенное, неизменное и не подверженное эмоциям ядро личности.

Состояние беспомощности, ощущение психологического тупика, в который загоняют индивида его собственные внутренние процессы, приводит к стабилизации внутреннего ядра личности. Здесь, по мнению фон Франц,  уместна аналогия с философским камнем, который в символическом виде формируется на основе устойчивого внутреннего переживания. Если воспользоваться терминологией восточной философии, то можно сказать так: одна часть личности продолжает жить спонтанной жизнью, а другая часть постоянно сосредоточена на Дао. Если мы способны до такой степени отрешиться от жизни, значит мы достигли бессмертия. Это состояние не в силах изменить даже смерть, поскольку смерть принимает форму случайного события, которое не затрагивает ядро личности, и поэтому, по крайней мере на субъективном уровне, воспринимается человеком как состояние бессмертия.


Сonijunctio oppositorum

Здесь присутствует идея соединения противоположностей (conijunctio oppositorum), мужского и женского.
Затем появляется более тонкая идея: соединение противоположностей предполагает их тайное единство, поскольку огонь следует погасить огнем или охлаждать его внутренним огнем.

Процесс индивидуации предполагает отделение, дифференциацию и распознавание того, что входит и не входит в сферу нашей индивидуальности. От привнесенного необходимо отказаться. Не следует тратить зря энергию и либидо на вещи, которые не имеют к нам никакого отношения. Поэтому можно утверждать, что разделение на части должно быть равноценно интеграции. Только таким путем огонь возрождает. Необходимо достигнуть равновесия. Люди неожиданно обретают душевный покой, когда отказываются от ложных идеалов или коллективных представлений. Алхимический сосуд, в котором происходит circulatio (круговая перегонка), что аналогично постоянному возвращению к рассмотрению проблемы с различных точек зрения на разных этапах жизни. В этом заключается суть процесса индивидуации.

В каком-то смысле все внешние события являются лишь сравнениями, иносказаниями внутреннего процесса, синхронистическими символизациями. Для осмысления и интеграции внешних событий их необходимо рассматривать именно под таким углом зрения. Таким образом осуществляется одухотворение физического. Тело необходимо одухотворить, а дух воплотить.

Камень символизирует непоколебимость личности, которая формируется в результате длинного процесса  ассимилирования  бессознательного. Непоколебимое ядро личности постепенно формируется, когда индивиду приходится долго испытывать превратности судьбы, вызванные контактом с бессознательным. Фон Франц полагает, что даже психологическое исцеление или развитие (что одно и то же) решает проблему. В действительности изменяется лишь способность индивида лучше переносить конфликтную ситуацию. В этом и заключается реальное развитие личности.

Потому что из такого камня (внутренней опоры) течет вода жизни. Таким образом, этот камень одновременно является родником,  а следовательно, и весьма текучей средой, т. е. противоположностью ригидности и жесткости.

Из сказанного следует, что камень олицетворяет и гибкость, и непоколебимость. Поэтому доктор Юнг говорит, что процесс индивидуации, протекающий на бессознательном уровне, формирует в индивиде бессердечие и непреклонность по отношению к окружающим. Но если же процесс индивидуации носит сознательный характер, тогда он приводит к формированию философского камня, т. е. не к ожесточению личности, а к формированию твердости характера в положительном смысле этого слова. Теперь индивид нелегко поддается диссоциации и эмоциональному давлению. Он не теряет свою точку зрения под воздействием коллективных установок.

_________________

_________________
"tat tvam asi" - "Ты - То еси"

ЛУ
БАКАЛАВР
БАКАЛАВР


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Юнг и юнгианцы об алхимии

Сообщение автор ЛУ в 2015-06-25, 23:21

Как было отмечено, юнговские   работы по алхимии  - это большое поле исследований.
 
Первый реальный и очень важный контакт Юнга с алхимией произошел когда Юнг получил письмо от Рихарда Вильгельма с просьбой написать психологический комментарий к китайскому алхимическому тексту «Секрет золотого цветка». 
 
Этот текст поддержал его в развитии концепции Самости,  именно эта работа  побудила Юнга лучше познакомиться с алхимическими текстами и начать изучение западной алхимии.
 
Вскоре он получил важный латинский текст Artis Auriferae Volumina Duo, содержащий ряд классических алхимических трактатов. Примерно в это время, по его воспоминаниям, ему приснился важный сон,   в котором он  оказался заперт в 17веке.  Юнг связал этот сон с алхимией, которая достигла расцвета в этом веке, и понял, что должен начать изучение алхимии со снов.   Этому изучению Юнг посвятил весь остаток своей жизни.
Эти исследования убедили Юнга в параллелях между алхимией  и аналитической психологией. Он описал это открытие в  книге «Воспоминания. Сновидения. Размышления».

Более полному рассмотрению психологических проблем противоположностей, переноса и конъюнкции  была посвящена последняя работа Юнга Mysterium Coniunctionis. В этой работе он продолжил свою первоначальную задачу – представить весь диапазон алхимии в качестве «психологии алхимии» и «алхимической основы для глубинной психологии».

Все они стали лучшим возможным выражением  психической мистерии и непознаваемого, расширяя его зрелое видение параллелью между алхимией и его психологией бессознательного. Все это и многое другое Юнг видел спроецированным алхимиками на материю. Эти усилия были нужны для привнесения единства в расщепленные части психики, создания «химической свадьбы». В этом Юнг видел моральную задачу алхимии: объединить разрозненные элементы души, личное и высшее космическое, и  достичь таким образом цели – ляписа или философского камня. Подобным же образом Юнговская психология работает с конфликтами и диссоциациями психической жизни и пытается привести к таинственному объединению в Целостность.

 В конце концов в своем  Mysterium Coniunctionis  Юнг отметил, что его психология «наконец получила свое место в реальности и основывается на историческом фундаменте». Таким образом, его цель была достигнута. Он чувствовал, что достиг «пределов научного понимания, трансцендентального, природы архетипа как такового, в отношении которых никакие дальнейшие научные утверждения больше невозможны».
 
Многие юнгианские аналитики писали, что юнговские труды дали им важные инсайты и понимание его алхимического проекта.

Юнговские работы сильно повлияли на его близких учеников – фон Франц в Европе и Эдингера в Америке. И фон Франц, и Эдингер считали работу Юнга фундаментальной и видели себя разработчиками его идей и комментаторами, дающими студентам упрощенную версию теории мастера. Их скромная оценка своей роли не отражает степень их вклада в аналитическую психологию и особенно в понимание алхимии.

Фон Франц первой стала развивать юнговский алхимический опус. Она «стала всемирно известной фигурой среди последователей Юнга и после его смерти – самым активным популяризатором его идей»
 
Комментарий фон Франц  показывает, как можно использовать юнговскую аналитическую психологию для понимания смысла очень трудных текстов и как традиционную практику алхимии можно видеть как символический процесс.
В своем интервью о важности  юнговской и ее собственной работ по алхимии, она сказала:
 
 Цивилизация нуждается в мифе для выживания… Я думаю, что христианский миф, в котором мы живем, деградировал и стал неэффективным. Алхимия же является совершенным мифом. Если у западной цивилизации и есть шансы выживания, то через алхимию, в которой - дополнение и продолжение христианского мифа… Дефект христианского мифа в том, что он не включает фемининное. (В католичестве есть Дева Мария, но это слишком «очищенное» фемининное, не включающее темную сторону). Христианство относится к материи как мертвой и не справляется с проблемой противоположностей – с существованием зла. Алхимия же дает решение проблем материи, противоположностей и фемининного.

Если фон Франц можно считать самым выдающимся последователем Юнга в Европе, то мало кто сомневается, что в Америке таким человеком  был Эдвард Эдингер. На протяжении более сорока лет в «лекциях, книгах, записях на видео он мастерски демонстрировал сущность юнговской работы, раскрывая его идеи про коллективную и индивидуальную психологию».

В своих  работах Эдингер видел юнговское открытие реальности психики в качестве подхода к пониманию алхимии и других псевдонаук вроде астрологии. Для Эдингера эти философские системы являются выражением феноменологии, отражающей паттерны и закономерности объективной психики. Они являются архетипическими образами трансформации. Как и Юнг, Эдингер считал, что они представляют психические факты, а не «теоретические конструкции или философские спекуляции».

Алхимия так значима для психотерапии, потому что ее образы конкретизируют опыт трансформации, через который проходит человек в психотерапии. Алхимия дает анатомию индивидуации. Ее образы более всего значимы для тех, кто испытал личный опыт  бессознательного
.

Для него, как и для Юнга, алхимическая работа может быть приравнена индивидуации, но алхимические открытия превосходят личный процесс по богатству и глубине. Алхимия является сакральной работой, требующей религиозного отношения; и подобно фон Франц, Эдингер видел в юнговской  алхимии развитие христианского мифа.

_________________

_________________
"tat tvam asi" - "Ты - То еси"

ЛУ
БАКАЛАВР
БАКАЛАВР


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Юнг и юнгианцы об алхимии

Сообщение автор ARSEN в 2015-06-27, 00:33

ЛУ пишет:... 
Комментарий фон Франц  показывает, как можно использовать юнговскую аналитическую психологию для понимания смысла очень трудных текстов и как традиционную практику алхимии можно видеть как символический процесс.
В своем интервью о важности  юнговской и ее собственной работ по алхимии, она сказала:
 
 Цивилизация нуждается в мифе для выживания… Я думаю, что христианский миф, в котором мы живем, деградировал и стал неэффективным. Алхимия же является совершенным мифом. Если у западной цивилизации и есть шансы выживания, то через алхимию, в которой - дополнение и продолжение христианского мифа… Дефект христианского мифа в том, что он не включает фемининное. (В католичестве есть Дева Мария, но это слишком «очищенное» фемининное, не включающее темную сторону). Христианство относится к материи как мертвой ...
- Здесь, мне кажется, точнее было бы сказать, что не христианство относится к материи как мертвой, а многие западные христиане.

Приведу противоположную точку зрения православного священника: 

"Православная философия материи

Митрополит Антоний Сурожский

Слишком часто мы по привычке, по инерции, по лени ума, не только неверующие, но и верующие, думаем о материи, будто она инертна, мертва. С точки зрения нашего субъективного опыта, это действительно так. Но с точки зрения философии материи, с точки зрения ее соотношения с Творцом, Который державным словом ее призвал из небытия к бытию, все имеет жизнь: в каком-то смысле, все Богом сотворенное может участвовать радостно и ликующе в гармонии твари. Иначе если бы материя была просто инертна и мертва, то всякое Божие воздействие на нее было бы как бы магическим, было бы насилием, материя не была бы послушна Ему, те чудеса, которые описаны в Ветхом или Новом Завете, не были бы чудесами, то есть делом послушания и восстановления утраченной гармонии. Это были бы властные действия Бога, против которых материя, сотворенная Богом, не могла бы ничего. И это не так. Все сотворенное живет, на каждом уровне тварной жизни, своей особенной тварностью. И если мы умели бы в нашем очень часто холодном, тяжелом, потемневшем мире уловить то состояние материи, которое нам больше недоступно, потому что мы ее видим не Божиими глазами и не изнутри духовного опыта, мы видели бы, что Бог и все Им сотворенное связаны живой связью.

Это очень важно для нашего религиозного сознания, потому что на этом основано очень многое не только в нашей религиозной вере, но и в нашем религиозном опыте. В нашей религиозной вере с этим связано понятие чудес, связана самая возможность и значительность Воплощения, то есть того, что Бог облекся плотью, соединив с Собой материю этого мира. С этим связана мысль о том, что в Своем Вознесении Господь эту нашу плоть, опять-таки материю, Им же созданную, унес с Собой в глубины Троической тайны."

- Очевидно, что православное христианство относится к материи как живой.

ARSEN
МАСТЕР
МАСТЕР


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Юнг и юнгианцы об алхимии

Сообщение автор ЛУ в 2015-06-27, 07:54

ARSEN

Мнение об ограниченности христианского мифа, это мнение  конкретно  Юнга, это мнение  указанных исследователей психоаналитического процесса,  и конечно  это не моя, не телософская  точка зрения.

_________________

_________________
"tat tvam asi" - "Ты - То еси"

ЛУ
БАКАЛАВР
БАКАЛАВР


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Юнг и юнгианцы об алхимии

Сообщение автор ARSEN в 2015-06-27, 09:14

ЛУ пишет:ARSEN

Мнение об ограниченности христианского мифа, это мнение  конкретно  Юнга, это мнение  указанных исследователей психоаналитического процесса,  и конечно  это не моя, не телософская  точка зрения.
- Уважаемая ЛУ, я это знаю, и моё замечание было не в Ваш личный адрес.

Западные христиане склонны своё отношение к материи как мертвой приписывать христианству в целом, не учитывая отношение к материи как живой у православных христиан.

Очевидно, что западные христиане могут ошибочно интерпретировать отношение христианства к материи.

ARSEN
МАСТЕР
МАСТЕР


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Юнг и юнгианцы об алхимии

Сообщение автор ARSEN в 2015-06-27, 09:32


...фон Франц  ...
В своем интервью о важности  юнговской и ее собственной работ по алхимии, она сказала:
 
 … Дефект христианского мифа в том, что он не включает фемининное. (В католичестве есть Дева Мария, но это слишком «очищенное» фемининное, не включающее темную сторону). ... 
- Не-точное высказывание. Если в католичестве ЕСТЬ Дева Мария, значит христианский миф ВКЛЮЧАЕТ в себя феминное, хотя бы и "слишком «очищенное», не включающее темную сторону".

В феминном есть НЕ только темное, но и светлое.


...Эдингер ...

Для него... Алхимия является сакральной работой...
- Она является сокровенной, поскольку внутренней, но - "сакральной" ли? Алхимия - практика светская, а не священнодействие.

ARSEN
МАСТЕР
МАСТЕР


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Юнг и юнгианцы об алхимии

Сообщение автор Спонсируемый контент Сегодня в 19:16


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения