ТЕЛОСОФИЯ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ЦЕЛЕВОЙ ДЕТЕРМИНАЦИИ
ВРЕМЯ, ВРЕМЯ, ВРЕМЯ...

Разоблачена еще одна ложь «святой» эпохи Ельцина: останки царской семьи - подложны

Перейти вниз

Разоблачена еще одна ложь «святой» эпохи Ельцина: останки царской семьи - подложны

Сообщение автор ARSEN в 2018-03-26, 12:25

Разоблачена еще одна ложь «святой» эпохи Ельцина: останки царской семьи - подложны  

21.08.2017 08:00  8.8 (315) 

Налимов Михаил



Обнародование японскими генетиками результатов исследования человеческих останков (ещё в 2001 году – прим. arctus), которые официальные российские власти признали останками семьи Николая Романова, наделало немало шума. Проанализировав структуры ДНК екатеринбургских останков и сравнив их с анализом ДНК брата Николая Второго Великого князя Георгия Романова, родного племянника императора Тихона Куликовского-Романова, и ДНК, взятым из частичек пота с императорской одежды, профессор Токийского института микробиологии Татсуо Нагаи пришел к выводу, что останки, обнаруженные под Екатеринбургом, не принадлежат Николаю Романову и членам его семьи.

Это придало особый вес аргументам той группы ученых историков и генетиков, которая уверена, что в 1998 году в Петропавловской крепости под видом императорской семьи с большой помпой захоронили абсолютно чужие останки. Почти десять лет проблемой поиска и идентификации останков расстрелянной в 1918 году в Екатеринбурге семьи Николая Романова занимается профессор Российской академии истории и палеонтологии Вадим Винер. С этой целью он даже создал специальный Центр по расследованию обстоятельств гибели членов семьи Дома Романовых, президентом которого является. Винер уверен, что заявление японских ученых может спровоцировать в России новый политический скандал, если решение специальной комиссии правительства РФ, признающее "екатеринбургские останки" романовскими, не будет отменено. Об основных аргументах по этому поводу и о том, какие интересы переплелись в "деле Романовых", он рассказал в интервью корреспонденту Страны.Ru Виктору Белимову.

- Вадим Александрович, какие у России есть основания доверять Татсуо Нагаи?

- Их достаточно. Известно, что для экспертизы такого уровня нужно брать не дальних родственников императора, а ближайшее родство. Имеются в виду сестры, братья, мать. Что сделала правительственная комиссия? Она взяла далекое родство, троюродных родственников Николая Второго, и очень дальнее родство по линии Александры Федоровны, это английский принц Филипп. При том, что есть возможность узнать структуры ДНК ближних родственников: есть мощи Елизаветы Федоровны, родной сестры императрицы, сына родной сестры Николая Второго Тихона Николаевича Куликовского-Романова. Между тем сравнение было сделано на основе анализов родственников дальних, и получены очень странные результаты с такими формулировками, как "имеются совпадения". Совпадение на языке генетиков вовсе не означает идентичность. Вообще мы все совпадаем. Потому что у нас две руки, две ноги и одна голова. Это не аргумент. Японцы же взяли анализы ДНК как раз близких родственников императора.



Второе. Зафиксирован совершенно четкий исторический факт, что когда однажды Николай, будучи еще цесаревичем, ездил в Японию, там его ударили саблей по голове. Были нанесены две раны: затылочно-теменная и лобно-теменная 9 и 10 см соответственно. Во время очистки второй затылочно-теменной раны был извлечен осколок кости толщиной с обыкновенный лист писчей бумаги. Этого достаточно для того, чтобы на черепе осталась выемка - так называемая костная мозоль, которая не рассасывается. На черепе, который свердловские власти, а позднее и федеральные выдавали за череп Николая Второго, такой мозоли нет. И фонд "Обретение" в лице господина Авдонина, и Свердловское бюро судебно-медицинской экспертизы в лице господина Неволина говорили все, что угодно: что, мол, японцы ошиблись, что рана могла мигрировать по черепу и так далее.

А что сделали японцы? Оказывается, после визита Николая в Японию они сохранили его платок, тельняшку, диван, на котором он сидел, и саблю, которой его ударили. Все это находится в музее города Оцу. Японские ученые изучили ДНК крови, которая осталась на платке после ранения, и ДНК со спила костей, обнаруженных в Екатеринбурге. Выяснилось, что структуры ДНК разные. Это было в 1997 году. Теперь же Татсуо Нагаи решил обобщить все эти данные в одно комплексное исследование. Его экспертиза длилась год и завершилась совсем недавно, в июле. Японские генетики доказали на 100 процентов, что экспертиза, проведенная группой господина Иванова, была чистой воды халтурой. Но анализ ДНК, проведенный японцами, - это только звено в целой цепочке доказательств о непричастности екатеринбургских останков к семье Николая Второго.

Кроме того, замечу, по такой же методике была проведена экспертиза другим генетиком, президентом Международной ассоциации судебных медиков господином Бонте из Дюссельдорфа. Он доказал, что найденные останки и двойники семьи Николая Второго Филатовы - родственники.

- Почему японцы так заинтересованы в том, чтобы доказать ошибку правительства РФ и российских генетиков?

- Их интерес здесь чисто профессиональный. У них хранится вещь, которая имеет прямое отношение не только к памяти России, но и ко всей спорной ситуации. Я имею в виду платок с кровью царя. Как известно, генетики по этому вопросу разделились, как и ученые-историки. Японцы поддержали ту группу, которая пытается доказать, что это останки не Николая Второго и его семьи. И поддержали не в силу того, что они этого хотели, а в силу того, что их результаты сами по себе показали явную некомпетентность господина Иванова и тем более некомпетентность всей правительственной комиссии, которая была создана под руководством Бориса Немцова. Выводы Татсуо Нагаи - это последний, очень сильный аргумент, который сложно опровергнуть.

- Были какие-то отклики на заявления Нагаи со стороны ваших оппонентов?

- Были вопли. Со стороны того же Авдонина. Мол, причем здесь какой-то японский профессор, если нас губернатор Свердловской области Россель поддержал. Потом было сказано, что это инспирировано какими-то темными силами. Кто они? Видимо, их много, начиная с Патриарха Алексия Второго. Потому что Церковь изначально не приняла точку зрения официальных властей.

- Вы сказали, что анализ ДНК - это только звено в цепочке доказательств. Какие еще есть аргументы, доказывающие, что в Петропавловской крепости нет останков последней императорской семьи?

- Есть два блока аргументов. Первый блок - это прижизненная медицина. Изначально Николая Александровича и его семью обслуживали 37 врачей. Естественно, сохранились медицинские документы. Это самая легкая экспертиза. И первый аргумент, который мы нашли, касается несовпадений данных прижизненных записей врачей с состоянием скелета N 5. Этот скелет был выдан за скелет Анастасии. Согласно записям врачей Анастасия имела при жизни рост 158 см. Была невысокого роста, полненькая. Скелет, который похоронили, имеет рост 171 см, и это скелет худого человека. Второе - это костная мозоль, о чем я уже сказал.

Третье. В дневниках Николая Второго, когда он был в Тобольске, есть запись: "Сидел у дантиста". Мы с рядом коллег-историков стали искать, кто был тогда дантистом в Тобольске. Он, вернее, она, была одна на весь город - Мария Лазаревна Рендель. Она оставила своему сыну записи по состоянию зубов Николая Второго. Она сообщила, какие пломбы накладывала. Мы попросили судебных медиков посмотреть, какие пломбы на зубах скелета. Оказалось, что ничего не совпадает. Бюро судебно-медицинской экспертизы вновь заявило, что Рендель ошиблась. Как она ошиблась, если она, простите, лично лечила ему зубы?

Мы стали искать другие записи. И я нашел в Государственном архиве РФ на Большой Пироговской, 17, записи лейб-медика Евгения Сергеевича Боткина. В одном из дневников есть фраза: "Николай Второй неудачно залез на лошадь. Упал. Перелом ноги. Боль локализована. Наложен гипс". Но на скелете, который пытаются выдать за скелет Николая Второго, нет ни единого перелома. Причем мы это сделали с минимальными затратами. Следователю Генпрокуратуры Соловьеву, который вел это дело, не нужно было ездить по заграницам и тратить бюджетные деньги, как он это с удовольствием делал. Достаточно было заглянуть в архивы Москвы и Питера. Но это говорит не о нежелании, а о том, что власть очень сильно хотела не замечать эти аргументы и документы.

Второй блок аргументов связан с историей. В первую очередь мы поставили вопрос, а подлинна ли записка Юровского, на основании которой власть искала могилу. И вот наш коллега, доктор исторических наук профессор Буранов, в архиве находит рукописную записку, написанную Михаилом Николаевичем Покровским, а отнюдь не Яковом Михайловичем Юровским. Там четко указана эта могила. То есть записка априори фальшивая. Покровский был первым директором Росархива. Его использовал Сталин, когда надо было переписать историю. У него есть знаменитое выражение: "История - это политика, обращенная в прошлое". Записка Юровского - подделка. Раз она подделка, то по ней вы не можете обнаружить могилу. Это теперь вопрос доказанный.

- У этого есть и юридическая сторона…

- Она тоже полна странностей и нелепостей. Мы изначально просили, чтобы все это было выведено на правое поле. В 1991 году Авдонин, нашедший могилу, обращается в Верх-Исетский РОВД Екатеринбурга с заявлением о находке. Оттуда обращаются в областную прокуратуру, и назначается прокурорская проверка. Могила вскрыта. Дальше непонятно. Уголовное дело не возбуждается, а в рамках этой проверки назначается прокурорская экспертиза. Это уже явное противоречие. То есть должны были возбудить уголовное дело в связи с нахождением останков, имеющих признаки насильственной смерти. Статья 105 УК РФ. В результате возбуждается уголовное дело по статье 102. Убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Вот здесь пошла самая настоящая политика. Потому что возникает простой вопрос: если вы дело берете по обстоятельствам гибели царской семьи, то кого вы должны привлекать в качестве подозреваемых в убийстве? Свердлова, Ленина, Дзержинского - город Москва? Или Белобородова, Войкова, Голощекина - это Уралсовет, Екатеринбург. Против кого вы будете дело возбуждать, если они все покойники?

То есть априори дело незаконно, и оно не имело судебной перспективы. Но по статье 102 легче доказать, что это останки семьи Романовых, вернее, легче не замечать аргументы. Как нужно было действовать, если все делать по закону? Вы должны установить срок давности, выяснить, что никого к ответственности привлечь нельзя. Уголовное дело подлежит закрытию. Далее надо вынести дело в суд, принять судебное определение по установлению тождества личности и тогда решать вопрос с похоронами. Но Генеральной прокуратуре это было невыгодно. Она тратила казенные деньги, симулируя бурную деятельность. То есть это была чистой воды политика. Учитывая, что в это дело вбухивались огромные деньги федерального бюджета.

Генеральная прокуратура возбуждает дело по статье 102 и закрывает его ввиду принадлежности останков Николаю Второму. Это такая же разница, как между кислым и соленым. Более того, решение об останках принималось не судом, а правительством Российской Федерации времен Черномырдина. Правительство путем голосования принимает решение, что это останки царской семьи. Является это судебным решением? Естественно, нет.

Более того, Генеральная прокуратура в лице Соловьева добивается выписки свидетельства о смерти. Я процитирую его: "Свидетельство о смерти выдано Романову Николаю Александровичу. Родился 6 мая 1868 года. Место рождения неизвестно. Образование неизвестно. Место жительства до ареста неизвестно. Место работы до ареста неизвестно. Причина смерти - расстрел. Место смерти подвал жилого дома города Екатеринбурга". Скажите, кому выписано это свидетельство? Вы не знаете, где он родился? Вы не знаете даже, что он был императором? Это же самое настоящее издевательство!

- Какова позиция Церкви?

- Она не признает подлинными эти останки, видя все эти противоречия. Церковь изначально разделила два вопроса - останки отдельно, а имена отдельно. И потом уже, понимая, что правительство будет хоронить эти останки, Церковь принимает единственно правильное решение из серии "Бог знает их имена". Вот парадокс. Церковь хоронит под девизом "Бог знает их имена", Ельцин под давлением Церкви хоронит неких жертв гражданской войны. Спрашивается: а кого мы вообще хороним?

- Какой, по-вашему, была цель всей этой затеи? Аргумент, чтобы "по заграницам" поездить, все же слаб. Уровень игры все-таки несколько выше…

- Безусловно. Я упомянул лишь о том, что лежит на поверхности. Аргументы здесь нескольких типов. Первый тип основан на любимом словосочетании губернатора Росселя "войти в историю". Суть этого аргумента - покрасоваться на фоне коронованных особ.

Но банальная причина в другой стороне. Когда возник интерес к Романовым? Именно тогда, когда Леонид Ильич Брежнев, а затем и Михаил Сергеевич Горбачев пытались улучшить отношения с Букингемским дворцом. Ее величество королева Елизавета Вторая говорила, что она не приедет в Россию до тех пор, пока перед ней не извинятся за судьбу Николая Второго. Николай Второй и ее отец - двоюродные братья. И она поехала только после того, как перед ней извинились. То есть все этапы появления и изучения этих останков тесно связаны с политическими мероприятиями.

Вскрытие останков произошло за несколько дней до встречи Горбачева и Тэтчер. Что же касается Британии как таковой, то там, в банке братьев Бэринг, лежит золото, личное золото Николая Второго. Пять с половиной тонн. Они не могут выдать это золото, пока Николай Второй не будет признан умершим. Даже не без вести отсутствующим. Потому что никто в розыск не подавал. Следовательно, без вести отсутствующим он не является. По законам Великобритании отсутствие трупа и отсутствие документов об объявлении розыска означает, что человек жив. В этой ситуации, видимо, рассчитывая, что удастся обработать неких родственников, власть решается на поиск останков и проведение некачественной экспертизы.

- Но ведь и после этого банк братьев Бэринг не выдал золото…

- Генпрокуратура не случайно выписала свидетельство о смерти. И группа граждан обращалась в банк за деньгами. Но банк не признает этот документ. Там требуют решение российского суда о том, что Николай Второй умер и вот это его останки.

- А что же родственники готовы поклоняться чужой могиле, лишь бы им выдали золото?

- Для большей части родственников, безусловно, обретение подлинной могилы важнее, чем золото. Их пытались втянуть в эту грязную игру. Многие отказались, но часть Романовых все же приехала в Екатеринбург на похороны.

- Что вы предлагаете делать сейчас, когда у вас в союзниках появились такие влиятельные люди, как японские ученые?

- Давайте вернем дело строго в правовое поле. Вынесем его в суд. Судом отвергнем систему доказательств Генеральной прокуратуры. Поскольку существуют уже два судебных определения в Германии о признании екатеринбургских останков родственниками Филатовым. То есть нужно все-таки определить, чьи это останки, и передать их родственникам, пусть они решают, где их хоронить. То есть процедура выноса останков из Петропавловского собора маячит.

- Вы знаете, чьи это останки?

- Если верить немецким ученым, это останки Филатовых, двойников Николая Второго. А у Николая Второго было семь семей двойников. Это тоже факт уже известный. Система двойников началась с Александра Первого. Когда в результате заговора был убит его отец император Павел Первый, он испугался, что люди Павла его забьют. Он дал команду подобрать себе трех двойников. Исторически известно, что на него было совершено два покушения. Оба раза он оставался живым, потому что погибали двойники. У Александра Второго двойников не было. У Александра Третьего двойники появились после знаменитого крушения поезда в Борках. У Николая Второго двойники появились после Кровавого воскресенья 1905 года. Причем это были специально подобранные семьи. Только в последний момент очень узкий круг людей узнавал, по какому маршруту и в какой карете поедет Николай Второй. А так совершался одинаковый выезд всех трех карет. В какой из них сидел Николай Второй - неизвестно. Документы об этом лежат в архивах третьего отделения канцелярии Его Императорского Величества. А большевики, захватив архив в 1917 году, естественно, получили фамилии всех двойников. Далее в Сухуми появляется Березкин Сергей Давыдович, идеально похожий на Николая Второго. Жена у него - Суровцева Александра Федоровна, копия императрицы. И дети у него - Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия. Они прикрывали царя.

- Когда о них стало известно?

- О Березкине заговорили с 1915 года. Он жил и в советское время в Сухуми. Умер в 1957 году. КГБ использовал его для работы с монархически настроенным населением. К нему ездили как к Николаю Второму, а органы выясняли, кто ездил, для чего ездил. Проблема двойников реально существует. Там только ребенок, который изображал Алексея Николаевича, не болел гемофилией.

- Как формировали семьи?

- Были как реальные семьи, так и сборные. Проблему двойников нужно выявлять и изучать. Прокуратура сказала этой версии "аминь". Я уже сказал, что она не брала в расчет никакие доказательства, которые шли вразрез с официальной точкой зрения.

- Есть ли доказательства, что Филатовы последовали в Тобольск, в Екатеринбург?

- Этого мы пока не знаем. Есть вопросы. Нам пока не дают эти документы. След ведет в здание ФСБ. Оттуда ведь в свое время, в 1955 году, была организована утечка информации о том, что могила близ Екатеринбурга вскрывалась в 1946 году. Хотя есть и заключение доктора медицинских наук Попова, что могиле 50 лет, а не 80. Как у нас говорят, в романовском деле на один вопрос ответил - возникло еще 20. Дело настолько запутанное. Это почище, чем убийство Кеннеди. Потому что информация строго дозирована.

- Какой был смысл в 1946 году лезть в эту могилу?

- Возможно, ее в то время и создали. Вспомним, что в 1946 году жительница Дании Анна Андерсен попыталась получить царское золото. Начав второй процесс по признанию себя Анастасией. Первый процесс у нее ничем не закончился, он длился до середины 30-х. Потом она паузу выдержала и в 1946 году вновь подала в суд. Сталин, видимо, решил, что лучше сделать могилу, где будет лежать "Анастасия", чем объясняться с Западом по этим вопросам. Тут далеко идущие планы, о многих из которых мы даже не знаем. Можем только догадываться.

- А Филатовы жили в то время?

- Не знаю. След Филатова потерян.

- А ученый Бонте с какими родственниками общался?

- Он общался с Олегом Васильевичем Филатовым. Это сын Филатова, который изображал, по одним источникам, самого Николая, по другим - Алексея. Очевидно, Олег сам слышал звон, но не знает, где он. Немец провел сравнение его анализов с немецкими родственниками Филатовых и с екатеринбургскими останками. И получил 100-процентное совпадение. Эту ведь экспертизу никто не отрицает. О ней молчат. Хотя в Германии она имеет статус судебной. О двойниках еще никто никогда не говорил. Я как-то заикнулся в одном интервью, мне сказали, что я сумасшедший, хотя я поднимаю проблему, которая реально существовала.

- Что вы намерены делать в дальнейшем?

- Мы хотели бы создать некий дискуссионный клуб, провести серию интернет-конференций. В сентябре в Екатеринбург должен приехать известный ученый-историк Владлен Сироткин. Он собирает документы по претензии России к долгам Запада. По его данным, не только мы должны Западу, но и Запад должен нам. Сумма долгов - 400 млрд долларов. Нам должны Чехия, Англия, Франция, Америка, Япония, Германия, Италия. Очень много денег было направлено на Запад под закупку оружия в годы первой мировой войны. Это были залоги под будущие поставки. Но поставок не было. Там есть наша недвижимость. Вот вам цена вопроса, которая реально стоит за всем этим. Нам надо показать, что проблема многогранна. Для нас очень важно, что мы шли наперекор правительству, официальным властям, в том числе правительству Свердловской области. Мы подвергались преследованиям ради установления исторической истины

Вопрос с достоверностью останков очень важен для Церкви: среди прочего должны быть свидетельства исцелений верующих на святых мощах – а если останки не являются таковыми? (Патриарх Московский и всея Руси Алексий II неоднократно положительно отзывался о результатах исследований Татсуто Нагаи.)

Но это не вопрос для объявляющих себя православными ревнителей «царебожия» – для них это дело политическое, самым очевидным образом с Верой не имеющее никаких пересечений.

Христос говорил некоторым "ревнителям" современного Ему иудаизма:
«Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи». Ин., 8:44

Эти слова справедливы не только для тех – конкретных людей, к которым Он непосредственно обращался.

=Arctus=

   
Михаил Делягин отметил:
    
    Хорошо помню истерию, царившую в то время вокруг этих останков. Ситуация была настолько сомнительной, что даже Ельцин не хотел признавать подлинность останков и устраивать пляски на костях, склоняясь к мнению РПЦ и персонально Алексия II (адекватность позиции которых в материале показана очень хорошо).
    
    Однако ситуацию переломило письмо тогдашнего "прораба демократии" Дмитрия Лихачева, который емко и убедительно показал политические выгоды от политического фарса. Сыграла свою роль и активность первого вице-премьера Немцова.
    
    В результате активного давления демократов был раскручен новый виток мракобесия, плоды которого Россия пожинает сейчас в виде канонизации богохульника (ибо сознательное отречение от помазания Божиего есть именно богохульство), доведшего страну до революции, массовых истерик по поводу несуществующих фильмов и рассказов о мироточении металлического бюста, что невозможно с физической точки зрения

https://delyagin.ru/articles/187-pozitsija/54597-razoblachena-eshhe-odna-lozh-svjato-jepokhi-el-tsina-ostanki-tsarsko-sem-i-podlozhny
avatar
ARSEN
ГРОССМЕЙСТЕР
ГРОССМЕЙСТЕР


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Разоблачена еще одна ложь «святой» эпохи Ельцина: останки царской семьи - подложны

Сообщение автор ARSEN в 2018-07-19, 01:25

Большая загадка

новое в деле о «екатеринбургских останках»


Алексей Оболенский

   


Несмотря на многочисленные экспертизы и исследования, которые проводились с момента обнаружения "екатеринбургских останков" в 1991 году, ясности в вопросе их принадлежности нет до сих пор.


Автором этой статьи вместе с коллегой-историком Леонидом Болотиным и стоматологом Эмилем Агаджаняном было проведено ещё одно исследование, комплексное: историки брали из доступных источников реальные факты из жизни императорской семьи, а стоматолог по фотографиям и рентгеновским снимкам черепов "екатеринбургских останков" определял их стоматологический статус. Далее результаты этих исследований совмещались.

Выявились вопиющие нестыковки. Во-первых, у черепа №4, приписываемого императору, наблюдаются следы шести удалений зубов и два запломбированных зуба: одна пломба цементная, одна — амальгамная, поставленные врачом низкой квалификации. А у черепа №7, приписываемого императрице, отмечается высокий уровень стоматологической помощи, но не эксклюзивный. Такой уровень стоматологии мог себе позволить тогда представитель среднего и более высокого класса общества. Конечно, крестьянам и рабочим подобные услуги были недоступны, но интеллигенция, чиновничество, купечество вполне могли себе подобные вещи позволить.

Значительная разница уровней стоматологической помощи черепов №4 и №7 не соответствует тому факту, что реальная царская семья в полном своём составе пользовалась на протяжении долгих лет услугами одних и тех же лейб-стоматологов. Сначала это был американец Генрих Воллисон, с именем которого связано первое документальное свидетельство лечения зубов императором Николаем Александровичем. Это случилось в 1910 году, когда Воллисону было отпущено 1 327 рублей 25 копеек — огромные деньги на тот момент. Из них 1 300 рублей — за работу, а оставшиеся 27 рублей 25 копеек — на зубные щётки, порошок и эликсир для ополаскивания. Подобные суммы (1 000 рублей, 800 рублей) неоднократно упоминаются в отчётах дворцового врачебного ведомства и при лечении зубов императрицы Александры Фёдоровны.

Когда доктор Воллисон состарился, в 1914 году был приглашён ялтинский доктор Сергей Кострицкий. С ним царская семья познакомилась во время своего ежегодного пребывания в Крыму, в Ливадии. Кострицкий был доктором очень преуспевающим и имевшим в Ялте обширную клиентуру. Поэтому на заманчивое предложение стать лейб-стоматологом он согласился с оговоркой, сказав, что будет приезжать по вызову в любое время дня и ночи из Ялты, не переселяясь в Петербург. По самым скромным подсчётам доход доктора Кострицкого от ялтинской практики составлял несколько губернаторских окладов.

Кострицкий оборудовал в Царском Cеле кабинет, на который отпускались неоднократно очень большие суммы: и на закупку кресел, и на инструментарий, и на инвентарь. По тем же отчётам дворцового ведомства видно, что серьёзная помощь оказывалась исключительно императрице. Это легко установить, так как деньги на содержание императорской фамилии выделялись каждому отдельно: императору, императрице, цесаревичу и великим княжнам (в порядке убывания). И когда речь заходила об оплате каких-то услуг, независимо от того, шила ли швея платье к балу или приходил доктор лечить зубы, оплаты проводились со счёта каждого из членов семьи отдельно. Так вот, если у Александры Фёдоровны это действительно приличные суммы, то за лечение зубов цесаревича было уплачено всего 116 рублей. Не часто посещали стоматолога и великие княжны.

Документально подтверждено, что за пять лет Александра Фёдоровна посетила стоматолога 17 раз, Ольга Николаевна — 4 раза, Татьяна Николаевна — 2 раза, Анастасия Николаевна — 6 раз. Николай Александрович — 16 раз за восемь лет. Причём у девушек, судя по всему, это были плановые профилактические посещения.

Всё это никак не укладывается в картину с двадцатью, шестнадцатью пломбами и с 19-ю зубами с рецидивирующим кариесом, которые мы имеем на зубах "екатеринбургских останков", поскольку очень сложно предположить, что Сергей Сергеевич Кострицкий, имея доступ к своим пациентам фактически до последнего, до ноября 1917-го года, допустил бы подобный "развал" в "зубном хозяйстве". И пломбы низкого качества у черепа №4, даже не выровненные с уровнем зуба, Кострицкий поставить не мог.

То есть помощь тем, чьи останки обнаружены в Поросенковом Логу, оказывали разные стоматологи, хотя доподлинно известно, что никаких других докторов, кроме Кострицкого, у императорской семьи не было. За исключением самого последнего периода в жизни императорской семьи, уже в период заключения.
В Тобольске, где они находились с августа 1917-го по апрель 1918-го года, к государю приглашали несколько раз местного врача-стоматолога Марию Рендель. Она достаточно регулярно посещала губернаторский дом, оказывая царю помощь. Последний визит Рендель, зафиксированный в дневниковых записях, состоялся 3 марта 1918 года по новому стилю. Следует отметить, что Рендель — выпускница Варшавской зубоврачебной школы — долгое время занималась зубоврачебной практикой, и выбрали её неслучайно.

Дело в том, что в Тобольске режим заключения арестантов был весьма мягким. Доктор Боткин из царской свиты вообще имел свободное перемещение по городу. Тогда же в Тобольске был лейб-хирург Деревенко, который лечил цесаревича. Деревенко был не просто лейб-хирургом, он ещё защитил учёную степень по зубочелюстной хирургии, то есть в стоматологии он как минимум разбирался. Очевидно, что два лейб-медика абы какого стоматолога к царю бы не допустили, тем более, что выбор был — на тот момент в Тобольске было три стоматолога: один при губернской больнице и два частных; один из частных докторов — это Рендель.
К тому же, когда у императрицы по прибытии в Тобольск разболелись зубы, к ней вызвали ни много ни мало из Ялты самого Кострицкого. Кострицкий приехал, около недели пробыл, лечил императрицу. Несколько раз на приёме у него был государь. О лечении детей никаких упоминаний нет.

Это мы точно знаем из дневниковых записей, из писем, из воспоминаний императрицы-матери Марии Фёдоровны. Следует заметить, что в дневниках императорской семьи бытовым вопросам уделялось громадное внимание, особенно, если кто-то заболевал.

Например, однажды учитель Жильяр, катаясь с горки и балуясь с детьми, ушиб голову. И это отразилось и в дневниках, и в письмах великих княжон, и в дневниках императрицы: "Жильяр ушиб голову, его там лечат", "бедный Жилик", — всё это зафиксировано.

Когда в конце июня у государя случился приступ ревматизма и геморроидальных болей, это тоже было отмечено: "Ники стало плохо, сегодня не вставал с постели". И сам Николай Александрович тоже это отразил, что "со мной такое приключилось". То есть тайны из этого не делалось.

И не надо думать, как сейчас пытаются представить, что государь с государыней на такие мелочи, как состояние здоровья, не обращали внимания. Обращали, особенно когда это касалось детей и близких. О себе они писали более сдержанно, а вот о близких — тщательно, развёрнуто, с указанием температуры, если простуда случалась, и всех изменений в симптоматике.

До приезда Кострицкого все дневниковые записи пестрели тем, что у императрицы сильно болят зубы, невозможно уснуть. И дочери упоминали, и у Николая Александровича тоже есть записи, что "Аликс сильно страдает". После визита Кострицкого ни единой жалобы на зубы у императрицы не было до самого конца.
Поэтому вполне логично предположить, что когда зашла речь о приглашении Рендель к государю, остальные члены семьи проблем с зубами не имели, поскольку для частного доктора чем больше клиентов, тем лучше, и Рендель с удовольствием оказала бы помощь и другим страждущим. Кстати, по дневниковым записям Николая Александровича можно предположить, что его лечение у Рендель носило отчасти плановый характер. Государь писал в дневниках: гулял, чистил снег, пилил дрова, потом пришла Рендель, зашёл на полчаса к ней и потом продолжил прогулку или ещё что-то. Явно это не было связано с каким-то серьёзным лечением, требующим изменений в режиме.

А теперь вспомним, что у черепа №4, приписываемого государю, есть два удалённых зуба: 6-й и 8-й. Это наиболее сложные для удаления зубы, требующие и высокой квалификации хирурга, и специального инструментария. А удалены они в течение двух-трёх месяцев до смерти человека, которому принадлежал череп №4. И точно такие же зубы удалены у черепа №2, приписываемого доктору Евгению Боткину, но только за полтора-два и за два-три месяца до наступления смерти.

В это время семья находилась уже в Екатеринбурге, и этот период полностью охвачен дневниковыми записями. Более того, в Ипатьевском доме — доме особого назначения — вёлся журнал караула, где фиксировались даже малейшие события, особенности поведения узников, их состояние здоровья, и, главное, вёлся строгий учёт людей, посещающих заключённых. Нигде нет ни малейшего указания на то, что кому-то что-то удаляли, что приходил какой-то доктор.

За здоровье семьи отвечал доктор Боткин, терапевт. Наибольшее внимание он уделял лечению мигреней и других заболеваний императрицы Александры Фёдоровны. За здоровье цесаревича полностью отвечал доктор Деревенко, который тоже прибыл в Екатеринбург. Ему разрешали несколько раз оказывать помощь цесаревичу, не допускали его в Ипатьевский дом только в самые последние дни.

Следует отметить, что в Екатеринбурге было громадное количество стоматологов. В местных газетах тех лет — десятки "рекламных блоков" с предложениями стоматологических услуг, притом на самом высоком уровне. Помимо частной практики, существовала система земской медицины — бесплатной для малообеспеченных слоёв населения; и услуги по удалению зубов или элементарному пломбированию мог получить любой крестьянин, приехав в земскую больницу.

В таких условиях к государю и Боткину, без сомнения, могли пригласить докторов, если бы что-то случилось. Ведь здоровый зуб никто не удаляет. Значит, должны были быть какие-то симптомы заболевания. Несомненно, это нашло бы отражение и в дневниковых записях, и в караульном журнале. Ну, допустим: "заключённому Романову стало плохо, жалуется на зубную боль…". На самом деле, зафиксированы только просьбы государя максимально открывать окна, чтобы проветривать, и больше гулять.

Члены семьи читают вслух, ставят домашние спектакли, поют церковные песнопения. Ни малейших указаний на то, что у кого-то болит зуб, нет. А один из удалённых зубов у черепа №4 удалён не просто так, а с диагнозом "обострение хронического остеомиелита"! То есть, это воспаление надкостницы челюсти — страшные острые боли, затруднение способности жевать, невозможность внятно долго говорить. Разумеется, никакого нахождения подолгу на улице… Это очень серьёзное и тяжёлое заболевание, развивающееся от нескольких недель до нескольких месяцев. Современные доктора при таком заболевании советуют проводить удаление в условиях стационара, с ассистентами, с возможностью полной анестезии и т.п. Ни о чём подобном в жизни Николая Александровича в заключении мы не знаем.

В Тобольске государь регулярно и помногу гулял, невзирая на любой мороз, занимался физической работой: убирал снег, пилил дрова. Притом так, что и караульные удивлялись: надо же, молодец какой, так он нам все дрова перепилит! Мало того, по его просьбе ему сделали тренажёр для занятий физкультурой.
Все это никак не соотносится с таким серьёзным диагнозом как остеомиелит: зуб должен долгое время болеть, ведь остеомиелит развивается на протяжении какого-то периода, минимум двух недель. Потом — удаление и долгий восстановительный период с затруднением и жевания, и дыхания, и разговора. Никакого чтения вслух! И невозможно даже допустить, что подобные факты в дневниках никого из членов семьи и в караульном журнале отражены не были.

С доктором Боткиным — аналогичная ситуация. Притом доктор Боткин болел с самого момента отъезда из Тобольска. Как писали, у него начались почечные колики, он очень мучился. Даже когда они ехали в Екатеринбург, на несколько часов в одной из деревень сделали незапланированную остановку с конвойными. Боткин просто не мог подняться, чтобы продолжать дорогу. И когда приехали, он очень много времени в Екатеринбурге проводил в постели. В дневнике императрицы Александры Фёдоровны даже есть запись, что она с одной из дочерей делала ему укол морфия, чтобы снять эти почечные боли. Но о зубах нет ни слова!
Есть рапорт Боткина Екатеринбургскому совету с просьбой пропустить доктора Деревенко для оказания помощи наследнику-цесаревичу, есть его записи с просьбой обеспечить доставку свежих продуктов, молока и яиц, разрешить прогулки. Ни малейшего упоминания о том, что Боткину удаляли зубы, нет.
Теперь рассмотрим череп №7, приписываемый императрице. Когда-то обладательница этого черепа получала великолепное лечение, но потом зубы были запущены. И у черепа №7, и у черепов, приписываемым великим княжнам, огромное количество рецидивирующего и первичного кариеса на зубах. У черепа №7 четырнадцать первичных очагов кариеса и три рецидивирующего, то есть семнадцать очагов кариеса. У черепа №6, который одной из великих княжон приписывается, четыре очага первичного, девятнадцать — рецидивирующего кариеса. При этом до начала ноября 1917 года (по новому стилю) был доктор Кострицкий, а потом с декабря по март 1918 года в шаговой доступности была приходящая к государю доктор Рендель. И помощи ни императрице, ни великим княжнам, вернее, людям, которым приписывают эти черепа, по какой-то причине она не оказала? Как мы знаем, деньги у императорской фамилии, чтобы оплатить услуги стоматолога, были. И это не было страшно дорого: за несколько десятков рублей можно было сделать полное протезирование. Фарфоровую коронку на платиновом штифте могли позволить себе очень многие. Тем не менее, нет никаких указаний, что к императрице и дочерям приглашались доктора.

Фотографии и дневниковые записи свидетельствуют, что дочери вместе с императором просто "не вылезали" в Тобольске с прогулок. К тому же они вели достаточно обширную переписку, и то, что они писали своим родственникам в Крым, Англию, Данию, сохранилось. Это весёлые письма: мы играли, мы бегали, мы очень плотно и вкусно кушали, пили чай. И при этом у одной дочери четыре, у другой — восемь, у третьей — девять, а у императрицы — четырнадцать кариесов? Вся семья должна была страдать от зубной боли целыми днями, а в дневниках ничего этого нет.

Более того, один из зубов у черепа №7 поражён настолько сильно, что дело дошло до острого пульпита, то есть с обнажённым нервным каналом. Обладатель этого черепа должен был постоянно испытывать мучительную зубную боль. В дневниках императрицы об этом ни слова нет, в дневниках Николая Александровича — ни слова, и вообще нигде ничего об этом нет. После отъезда Кострицкого никаких жалоб не было.

Вывод один: захороненные в Поросенковом Логу люди не имели доступа к стоматологу на протяжении одного-двух лет, за исключением двух человек, которым проводилось удаление. Также у этих людей был сильно развит пародонтит, в народе называемый цингой. У черепа №4 пародонтит в наиболее запущенной форме, что наталкивает на мысль, что эти люди были лишены и нормального питания, и хоть какой-то стоматологической помощи, хотя раньше они её регулярно и даже качественно получали. Потому что запломбированных и протезированных зубов много: по 16, по 20 пломб на зубах черепов, приписываемых великим княжнам, 9 протезов у черепа №7. Видно, что эти люди за состоянием своих зубов следили.

Ещё одна загадка — вставная челюсть, приписываемая доктору Боткину. Ещё в материалах следственного дела Соколова в 1919 году отмечено, что обнаружен некий протез. Соколов пытался понять, кому принадлежит найденная челюсть, опрашивал очевидцев. Учитель Жильяр сказал, что вроде бы у Боткина был протез, но какой, он не помнит. Доктор Деревенко тоже припоминал, что что-то у Боткина было, но что точно, он сказать не может. Соколов написал родному брату Евгения Боткина, тоже врачу. Брат Боткина ответил Соколову, что не может сказать, что было у Евгения к 1918 году, а вот зимой 1916-го зубы у него были плохие, но вставных не было ни одного. Далее по логике следствия должен был последовать запрос Кострицкому, поскольку тот лечил не только царскую семью, но и её ближайшее окружение. Запроса от следователя Соколова Сергею Кострицкому не было сделано.

У черепа №2 есть следы от долго, на протяжении многих лет, носимого протеза. И даже если предположить, что доктор Боткин сделал протез в 1916 году, то таких следов у него к 1918 году ещё не могло появиться. Таким образом, найденная челюсть так до конца и не атрибутирована.
И правительственной комиссии под руководством Немцова в 1990-х годах всё это было известно. Но никому из исследователей даже не пришло в голову совместить данные об удалениях и состоянии зубов черепов из Поросенкова Лога с историческими фактами жизни императорской семьи?

Вместо этого была запущена байка, что император якобы страдал дентофобией, то есть боязнью зубоврачебного вмешательства. Но два запломбированных зуба, которые имеются на черепе №4, не имеют глубокого проникновения до нервного канала. То есть эти зубы не болели, и их пломбировали исключительно из профилактических соображений. Ни один человек, страдающий дентофобией, никогда не отправится к доктору просто для того, чтобы выполнить какую-то профилактическую, косметическую операцию.

Дентофобии не способствовала и анестезия, которая в начале XX века была более чем качественная. Известный нам новокаин широко применялся с 1906 года, до этого использовались кокаин и морфий. Была и общая анестезия с эфиром и хлороформом. Сложнейшие операции проводились абсолютно безболезненно. В рекламных объявлениях, которые публиковались широко по всей империи, гарантировались лечение и удаление без боли. Поэтому даже повода для разговоров о дентофобии нет. Даже владелец черепа №4, и тот осуществлял медицинские манипуляции со своими зубами, а о некоем малодушии государя мы вообще не имеем никаких сведений. Более того, дентофобия если и была у государя, непонятно куда делась в последний период жизни, когда он посещал и Кострицкого, и — многократно — Рендель.

Таким образом, сравнив объективные данные "зубной формулы" "екатеринбургских останков" с историческими фактами о стоматологической помощи в России в целом и императорской семье в частности, с дневниковыми записями, с записями журналов караула дома особого назначения, с перепиской членов императорской семьи, их близких и знакомых, мы приходим к выводу о том, что "екатеринбургские останки" не имеют ни малейшего отношения к семье последнего российского императора.

На фото: Мемориал у Ганиной ямы. Скульптор — Игорь Акимов.



http://zavtra.ru/blogs/bol_shaya_zagadka
avatar
ARSEN
ГРОССМЕЙСТЕР
ГРОССМЕЙСТЕР


Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения